Войти на сайт

Войди на сайт, используя одну из соцсетей:

×
Ты уже голосовал за этот комментарий
Наверх

Опера "Фауст" в Ростовском Музыкальном театре

Время

28 февраля с 18:00 до 21:15

Телефон

xxx-07-07 Показать

Цены

Вход — 300-2500 руб.

Шарль Гуно
ФАУСТ
Опера в 4-х действиях

Либретто М. Карре и Ж. Барбье

Исполняется на французском языке с русскими титрами
Продолжительность спектакля 2 ч 50 мин (с одним антрактом)
Премьера состоялась 15 июня 2013 года  


Идея создания «Фауста» возникла у Шарля Гуно еще в юности, в 1839 году, когда композитор выиграл престижнейшую в Парижской консерватории Римскую премию и отправился на три года в Италию. В своих автобиографических «Записках артиста» Гуно вспоминает, как во время одной из ночных прогулок по острову Капри «мне пришла в голову идея о „Вальпургиевой ночи“ из гётевского „Фауста“. Тема эта меня преследовала неотступно, я набрасывал на бумаге разные мысли, которыми хотел воспользоваться, когда решусь приступить к этому сюжету в виде оперы».

Однако осуществить свою мечту композитору удалось лишь в 1858 году. Столь длительное ожидание, возможно, было связано с отсутствием либреттистов, которые могли бы создать полнокровную сценическую обработку трагедии Гёте. Судьба улыбнулась Гуно в 1856 году, когда он познакомился с известными французскими либреттистами Жюлем Барбье и Мишелем Карре. Получив от них согласие на сотрудничество, композитор «первым делом обратил их внимание на сюжет „Фауста“. Мысль им чрезвычайно понравилась, и мы  отправились к г-ну Карвальо, в то время директору оперного театра на бульваре Тампль».

Карвальо одобрил проект, и все с энтузиазмом взялись за дело. Когда была написана половина оперы, директор объявил, что театр Порт-Сен-Мартен готовит к постановке мелодраму с таким же названием. Все посчитали, что невозможно «опередить названный театр исполнением „Фауста“» и «неразумно, с точки зрения успеха, вступать в состязание, на одном и том же сюжете, с театром, молва о роскоши постановки которого обойдет уже весь Париж к тому времени, когда наше произведение увидит еще только свет рампы». Карвальо предложил на время отложить работу и поискать другой сюжет.

Новый сюжет был вскоре найден, и в 1858 году Гуно совместно с Карре и Барбье написал оперу «Лекарь поневоле», которая была поставлена в том же году. Как шутливо указывал сам композитор, «„Лекарь поневоле“ был „поневоле“ первым успехом у публики», а ведь поначалу ему пророчили полный провал, связанный с неудачами первых трех творений Гуно – операми «Сафо», «Иван Грозный» и «Кровавая монахиня».

Хороший прием у публики «Лекаря поневоле» и значительно меньший успех, нежели планировался, мелодрамы «Фауст», позволили вновь вернуться к прерванной работе. Репетиции начались в сентябре 1858 года, а перед этим состоялось авторское исполнение оперы в фойе театра для директора Карвальо: «Роли еще не были распределены, и он попросил разрешить его жене присутствовать на прослушивании. Партия Маргариты произвела на нее такое впечатление, что директор обратился ко мне с просьбой отдать ей эту роль. Дело было улажено, и будущее показало, что этот выбор был подлинной находкой».

Готовя оперу к премьере, постановщики столкнулись с целым рядом трудностей: пришлось внести изменения в музыкальную партитуру, иначе представление могло занять два вечера,  изъять сцену на Гарце и дуэт Валентина и Маргариты, а также заменить песню Валентина, воспевающего красоту своей сестры, на хор солдат. Возникли сложности и с исполнителями: «Тенор, которому была поручена роль героя, несмотря на прелестный голос и недурную сценическую внешность, отказался от участия в опере, не будучи в силах вынести на своих плечах большую и ответственную партию». Пришлось обратиться к другому солисту, который выучил партию всего за месяц.

19 марта 1859 года на сцене парижского Лирического театра состоялась долгожданная премьера «Фауста». Исполнителями главных ролей были: Миолан Карвальо – Маргарита, Барбо – Фауст, Беланке – Мефистофель, Февр – Зибель, Рейналь – Валентин.

Поставленная с большой роскошью опера, тем не менее, успеха почти не имела. После премьеры появился целых ряд критических статей, в которых Гуно упрекали в недостатке мелодического дара, в преобладании оркестрового начала над вокальным, в отсутствии интересных арий и, самое главное, в чрезмерной учености музыки. Но были и положительные отклики, предсказывающие опере великое будущее: «„Фауст“ – это творение мастера. Я всегда возвращаюсь к сцене в саду. Это восхитительная страница. Если бы он написал только одну эту сцену, то уже показал бы себя мастером».

Буквально через несколько лет началось триумфальное шествие оперы по мировым сценическим площадкам, началом которому стала постановка в Grand Opera  в Париже в 1869 году. Специально для нее Гуно дописал балетную сцену «Вальпургиева ночь» и заменил разговорные диалоги мелодическими речитативами. В этом же году, под управлением дирижера Э. Направника, «Фауст» впервые был поставлен на сцене Мариинского театра в Петербурге; партии исполняли выдающиеся русские оперные артисты: Давыдова – Маргариту, Комиссаржевский – Фауста, Кондратьев – Мефистофеля, Лавровская – Зибеля, Мельников – Валентина.

Вслед за Петербургом оперу увидели в Москве и других городах России; с тех пор «Фауст» больше не сходил со сцен русских театров. Вошли в историю оперного искусства образы персонажей «Фауста», созданные прекрасными исполнителями – А. Неждановой (Маргарита), Л. Собиновым (Фауст) и, конечно, Ф. Шаляпиным. Шаляпинский Мефистофель резко отличался от обычных прочтений: сохранив блеск и изящество, характерные для музыки Гуно, певец приблизил своего героя к гётевскому.

По всеобщему признанию музыковедов «Фауст» – вершина лирической французской оперы, в которой раскрывается  сложный психологический мир героев, их чувства и переживания. Правда, осознание этого пришло не сразу. Долгое время и Гуно, и либреттистов ругали за то, что они «извратили» трагедию Гёте. Так, А. Серов – виднейший музыкальный критик – в 1864 году писал: «Некие французики, M. N. Michele Carre et Barbier без дальнейшей церемонии, в 1859 г., из гётевской драмы, с подмесью галиматьи собственного изобретения, скропали французское оперное „либретто“ на пользу небольшой сцены Theatre Lirique и компониста Gh. Gounod, потерпевшего крушение с несколькими прежними операми… Внутреннее содержание гётевской драмы, душевный мир действующих в ней лиц, очарование мысли и чувства – где это все? – всего этого в жалком французском либретто и в помине не осталось! Остались не лица, а куклы с ярлычками на лбу…» Сегодня это утверждение можно обоснованно оспорить, более того, известны многочисленные примеры резко отрицательных высказываний в момент премьеры оперы, которая впоследствии вошла в золотой фонд мировой музыки.

Можно предположить, что Гуно и не ставил перед собой цель воплотить сложную философскую концепцию Гёте, а переместил акценты на внутреннюю экзистенциальную сущность героев и их взаимоотношения. При этом затронутые вопросы «добра и зла», «веры и безверия», «любви и предательства», «жизни и смерти» не только не потеряли своей глубины, но, дополненные удивительной силой музыки, обрели новое звучание, трогающее сердца людей уже более чем 150 лет. 

0 отзывов